Онлайн-конференция БЕЛТА с участием И.В. Котлярова

clip_image005
29 октября 2011 года в БЕЛТА состоялась онлайн-конференция директора Института социологии НАН Беларуси, доктора социологических наук, профессора И.В. Котлярова «Что думают белорусы о жизни и о стране? Ответы социологов». Предлагаем Вашему внимание ее стенограмму.

 

«Что думают белорусы о жизни и о стране?
Ответы социологов».

29 Ноя 2011 11:00 — 12:00

Соцопросы в последнее время стали модным трендом. Всевозможные издания, средства массовой информации (как серьезные, так и массовые) пестрят данными различных соцопросов, тематика которых очень разнообразна — от рейтинга доверия власти до измерения продолжительности сна у женщин и мужчин. При этом уходит на второй план, кто и каким образом проводит опросы и можно ли доверять их результатам. Институт социологии НАН является единственным в стране научным учреждением, которое проводит комплексное и систематическое изучение белорусского общества. Дважды в год на протяжении многих лет специалисты института проводят мониторинг социально-политической ситуации в стране. Этот проект уникален для Беларуси и не имеет аналогов на постсоветском пространстве. Такой мониторинг выявляет наиболее проблемные места в развитии белорусского общества, основные тенденции в политической и социально-экономической сферах. Например, социологи анализируют структуру общества, чтобы сделать вывод о динамике развития в Беларуси среднего класса, определить критерии бедности, наличия в стране бизнес-элиты, скрытой безработицы. Как изменилось белорусское общество за последние годы? Одобряют ли белорусы участие государства в интеграционных процессах? Пользуются ли политические партии доверием и авторитетом в обществе? Хотят ли жители агрогородков переехать в город? Какие проблемы больше всего волнуют граждан, ради чего они живут и какие ценности считают самыми важными? Можно ли доверять соцопросам?

Сахарчук Ольга , Минск: Два раза в год институт проводит масштабный мониторинг социально-политической ситуации в стране. Что это за опрос? Какие там вопросы? Где можно ознакомиться с его результатами?

Игорь Котляров: Уже более 20 лет Институт социологии проводит мониторинг — это исследования по специально разработанной методике при помощи специально созданного инструментария. Проводятся они дважды в год. Мы задаем вопросы нашим респондентам — анкета состоит из двух частей: две трети — это так называемые постоянные вопросы, треть — ситуационные. То есть первые две трети вопросов мы задаем постоянно. Это дает возможность в определенной степени прогнозировать изменения социально-политической ситуации. Треть вопросов — те, которые мы задаем в зависимости от ситуации (от того, что в данный момент интересует белорусское общество). Всегда получаем довольно интересные ответы. И, надо сказать, самые разные. Эти ответы мы стараемся донести до широкой аудитории. Они размещаются у нас на сайте, активно публикуются в средствах массовой информации. Кроме того, ответы используются при проведении нами научных исследований.

Алёхно Юлия Михайловна , Минск: Если ваш Институт «является единственным в стране научным учреждением, которое проводит комплексное и систематическое изучение белорусского общества», то почему вы до сих пор не создали ресурс данных статистики по Беларуси? Очень не хватает!

Игорь Котляров: Если говорить о ресурсах, все они есть у нас в институте. Плюс ко всему мы ежегодно выпускаем социологический альманах — сборник научных трудов сотрудников института и известных в стране социологов. Кроме того, каждый год проводятся две-четыре конференции, на которых представлены практически все результаты этих исследований. Надо сказать, результаты очень интересные, они касаются социально-политической ситуации в стране, отношения к политическим структурам, политическим партиям, отношения к каким-то проблемным вопросам. Потом эти результаты ложатся в основу многих аналитических записок, которые мы, как правило, передаем в государственные органы управления.

Мы считаем, что социология должна не только изучать какие-то проблемы, но и давать конкретные рекомендации — хотя, может быть, с точки зрения классической социологии это не совсем верно. Но за последние годы институт пришел к выводу, что социология должна быть и преобразующей, и изменяющей, потому что на самом деле очень многие современные вопросы необходимо решать, учитывая общественное мнение. Тогда они будут решены более успешно.

Вадим Заев , Витебск В последнее время у всех на слуху тема интеграционных образований. Беларусь, Россия, Казахстан создают Евразийский экономический союз. Можете ли вы, опираясь на данные социологических исследований, сказать, как относятся белорусы к интеграционным процессам? Хотят ли они присоединиться к каким-нибудь международным структурам или, наоборот, выступают категорически против каких-либо союзов?

Игорь Котляров: Мы постоянно задаем этот вопрос, и здесь есть очень интересные моменты. Если, например, 5-6 лет назад около 80% населения страны считали, что Беларусь и Россия должны развиваться в рамках Союзного государства, то сегодня число таких людей значительно уменьшилось. Так, в настоящее время около 40% населения страны считают, что Беларусь и Россия должны и дальше развиваться в рамках Союзного государства. Более 50% населения считают, что Беларуси и России стоит развиваться по международным договорам, а Беларусь должна быть более независимой в принятии решений. И только 2% считают, что наша страна должна войти в состав России.

В данной ситуации мы четко видим, что отношения двух стран достаточно хорошие и находятся на высоком уровне. Второй момент, который показали наши исследования, что Беларусь — независимое государство, которое не войдет в состав России, а газовые и молочные войны демонстрируют, что жители Беларуси в определенной степени считают, что наша страна должна принимать решения и справляться с проблемами, опираясь, прежде всего, на собственные силы, возможности и способности.

Мы также задаем вопрос о том, как относятся жители Беларуси к вступлению страны в НАТО, и только 7% населения страны готовы на это. Что касается присоединения Беларуси к ЕС, то за это сегодня выступают 31,7%, то есть треть населения согласна, чтобы Беларусь вступила в Европейский союз.

Эти и другие исследования показывают, что в целом население Беларуси поддерживает интеграционные процессы. Сейчас мы будем изучать последние моменты этого направления, тогда мы сможем более четко дать ответ на этот вопрос, но я хочу еще раз подчеркнуть, что Беларусь и Россия являются давними друзьями и партнерами, и лишь 7-10% населения выступают против российского вектора и экономической интеграции двух стран.

Екатерина , Минская область: Когда было проведено последнее исследование? Что скажете о его результатах и какие интересные тенденции можно отметить?

Игорь Котляров: Последнее исследование проводится сейчас — его результаты будут представлены через неделю-полторы. Через некоторое время (мы сообщим об этом в средствах массовой информации) мы соберемся на большой пресс-конференции, где будем говорить об этом. Последнее исследование, итоги которого известны, проведено в марте. Сравнивая его результаты с результатами исследований других социологических служб на постсоветском пространстве, мы пришли к выводу, что Беларусь — самое стабильное, развивающееся быстрыми темпами государство. Если говорить в целом, за 20 лет работы мы сделали вывод: Беларусь состоялась как независимое государство, это действительно сильное государство, которое уважают во всем мире. Подчеркиваю, в данном случае мы опираемся на результаты социологических исследований.

Анна Ш. , Минск: Какое последнее исследование потребительского рынка вы проводили? Каковы его результаты?

Игорь Котляров: Анализ данных социологических мониторингов, ежегодно проводимых нашим институтом, показал, что в Беларуси в последние месяцы снизились основные компоненты индекса потребительского доверия. Иначе говоря, на наших глазах происходит изменение потребительского поведения населения. Люди в сложной экономической ситуации начинают все чаще задумываться о том, что, в каком количестве и по какой стоимости им потреблять. Ведь среди проблем, волнующих народ, в первую очередь сегодня называются цены на продукты питания и товары первой необходимости, а также стоимость потребительской корзины.

Именно поэтому Институтом социологии НАН Беларуси в ноябре было проведено исследование, посвященное изучению и анализу цен на потребительские товары в сетевых продовольственных магазинах Минска. Для выборки продуктов питания, цены на которые сравнивались специалистами нашего института, был взят состав потребительской корзины для семьи из четырех человек (утвержденный постановлением Министерства труда и социальной защиты от 14 декабря 2009 года №146. — Прим. БЕЛТА). В корзине представлены наборы продуктов питания в расчете на годовое потребление семьи. Кроме того, мы включили в исследование цены на чай и кофе, мясную продукцию собственного производства и алкогольную продукцию.

Сравнительный мониторинг осуществлялся в восьми торговых сетях столицы — «Евроопт», «Алми», «Бигз», «Вестер», «Гиппо», «Простор», «Рублевский» и «Соседи». Сравнивались цены на 166 продовольственных и 37 непродовольственных товаров. Причем при отсутствии идентичного товара (товара такой же торговой марки) в какой-либо из сетей замер цен проводился по товару-аналогу. В итоге оказалось, что самые низкие цены — в сети магазинов «Евроопт», поэтому стоимость продовольствия именно в этой сети легла в основу мониторинга.

Как выяснилось в результате исследования, средняя стоимость состава продуктовой потребительской корзины в сети «Евроопт» семье из четырех человек обойдется в Br2 461 510 в месяц, а в других сетях — Br3 108 080. Разница оказалась довольно весомой — Br646 570, или 26,3% семейного месячного «продовольственного» бюджета.

Весьма интересные данные дал анализ цен в отдельных товарных группах. Например, пшенная крупа «Бабушкина кухня» в «Евроопте» оказалась дешевле на 184,3%, овощные консервы — дешевле на 72,2%. Покупка чая и кофе в этой сети экономит Br25610 (на 54% дешевле), оливковое и подсолнечное масло дешевле на Br37230, или 69,9%, разные виды мороженой рыбы — на Br46970 (41,1%). Покупка кондитерских изделий экономит в месяц Br100410 (30,4%), а фруктов — целых Br120200 (55,1%). Что же касается алкогольной группы, то виноградные вина дешевле на 31,5%, водки — на 18%, пиво — на 28,6%.

Кроме того, мы сравнили цены на некоторые товары промышленной группы. Ведь их стоимость является одним из основных факторов потребительского выбора, а обойтись без этих товаров современная семья не может. Как показало исследование, покупка стирального порошка в «Евроопте» обходится дешевле в среднем на Br9540 (22,9%), ополаскивателя для белья — на Br15800 (разница 60,6%), шампуня — на Br15830 (65,5%), памперсов — на Br113 000 (разница 54,6%).

Мне представляется, что эти данные особенно актуальны в условиях современной инфляции и снижения реальных денежных доходов населения.

Дмитрий Александров , Минск: Ваша оценка эксит-поллов на постсоветском пространстве во время избирательных кампаний?

Игорь Котляров: Если эксит-поллы правильно проводить, то они действительно дают правильный результат. К сожалению, иногда читаешь в мемуарах, статьях солидных ученых, мол, к нам выстроилась очередь во время проведения эксит-поллов. Но это же грубейшее нарушение социологических процедур! Если, например, десятого опрашиваем — значит, десятого, если двадцатого — значит, двадцатого. Но не очередь же! Таким образом, если люди проводят эксит-поллы честно, непредвзято, полностью соблюдая процедуру, то данное исследование дает правильный результат. И если в России социологические службу будут проводить исследования, уважая статус социологии, уважая свой труд, не считая деньги в кармане, то эти эксит-поллы дадут правильный результат.

Кришенкова Екатерина , Минская область: Сколько организаций могут проводить в Беларуси социологические исследования?

Игорь Котляров: В 2002 году при Академии наук была создана комиссия по опросам общественного мнения. Она аккредитует социологические службы, которые могут проводить исследования, касающиеся выборов Президента, депутатов парламента, социально-политической ситуации в стране. В состав комиссии (она работает на общественных началах) входят все известные социологи.

На сегодняшний день аккредитовано этой комиссией только пять социологических служб. Причем действуют, я бы сказал, не совсем жесткие требования. Если говорить о профессиональном уровне, то, увы, у нас не так много социологических структур, которые имеют в своем составе высоко профессиональных специалистов, кандидатов наук, докторов.

Замечу, ВАК очень жестко относится к присуждению степеней.

Те структуры, которые имеют в своем составе ученых, выполняют исследования на достаточно высоком профессиональном уровне. Плюс к этому они борются за свою репутацию.

Филиппов Д. , Минск Приходилось как-то участвовать в вашем опросе. Там был вопрос: из каких источников обычно получаете информацию. Интересно, сколько процентов людей называют Интернет в качестве основного источника знаний? Как стремительно растет их число? Какие из источников информации люди считают наиболее надежными?

Игорь Котляров: Первое место занимают электронные средства массовой информации. В частности, 89% жителей страны прежде всего получают информацию благодаря телевидению. Интернет выходит на второе место — треть жителей (36%) получают информацию из этого источника. Далее идет радио, затем родственники, друзья и т.д. К сожалению, за последнее время периодические печатные издания опустились в конец рейтинга этой турнирной таблицы. Но я хотел бы особо подчеркнуть, что рейтинг доверия Интернету самый низкий — только 14% жителей страны доверяют ему.

За последние годы структура источников информации существенно изменилась, удельный вес Интернета в ней значительно вырос. Сегодня практически каждый день пользуется Интернетом четверть населения, не реже 1-2 дней в неделю — 12%, не реже 1-2 раз в месяц — 7,5%, реже 1 раза в месяц — 10%. Но я хочу еще раз подчеркнуть, что степень доверия среди пользователей Интернета самая низкая, по разным причинам. Зачастую Интернет люди используют, чтобы решать собственные, амбициозные проблемы, политические или личностные. Подавляющее большинство, прежде всего молодежи, используют Интернет в развлекательных целях. Поэтому значительная часть населения на редкость критично относится к интернет-информации. Электронным и печатным СМИ доверяют значительно больше.

Игорь Вестаев , Могилев: Как вы относитесь к популярным нынче интернет-опросам? Какими техническими новинками пользуются в работе социологи или лучше бумажной анкеты-опросника пока ничего не придумали?

Игорь Котляров: Проводить социологическое исследование через Интернет совершенно недопустимо. В них нет репрезентативности, выборка не соответствует действительности. Такое исследование может проводиться только в целях повышения какого-то собственного авторитета в глазах сторонников. Ни в коем случае оно не является научным, репрезентативным и даже не стоит обсуждать интернет-исследования на каком-то солидном уровне.

Дмитрий Александров , Минск: Какие сейчас наиболее актуальные проблемы в обществе? Исследуете ли вы их?

Игорь Котляров: В год мы проводим четыре больших репрезентативных национальных исследования. Это большая работа. Нужно опросить две тысячи человек. Причем у нас есть своя социологическая сеть. Ни в одной социологической структуре в Беларуси ничего подобного нет. Это люди, которые специально обучены проводить исследования. Есть специальная методика. Например, нельзя, чтобы в одном населенном пункте проводились исследования. Мы, как правило, меняем постоянно… Сейчас мы заканчиваем исследование, которое касается всей системы здравоохранения. Обсудим также в этом году изучение вопросов, которые касаются сельского хозяйства и агрогородков. Это тоже очень интересно. Вот сейчас многие говорят о том, что жители страны поддерживают идею частной собственности на землю. Оказывается, совершенно не так. Только 20,4% поддерживают такую идею. Кстати, подготовлен социологический портрет сельского населения Витебской и Минской областей. Также мы хотим провести исследование, посвященное науке. Мы уже разработали анкету и в январе-феврале 2012 года запустим исследование. Кстати, уже опрошены представители практически всех институтов Национальной академии наук. Теперь хотелось бы опросить жителей страны относительно их отношения к науке. Нужно сделать более детальную выборку и дать рекомендации, как совершенствовать науку в дальнейшем. Хочу особо отметить, что все-таки наша основная задача — фундаментальная наука. Это исследования, которые помогают решать проблемы политической, экономической социологии, социологии новаций. Мы стараемся, конечно, чтобы фундаментальные исследования выходили в прикладную сферу.

Наталья Владимировна , Минск: Можно ли у вас заказать проведение какого-либо исследования? Если да, то насколько востребована такая услуга, кем? И что в основном заказывают?

Игорь Котляров: У нас достаточно много заказов со стороны, в том числе из-за границы. Есть у нас, так сказать, бюджетные договора. Например, это социологическое сопровождение строительства АЭС в Беларуси. Также есть заказ Совета Министров, который называется «Центр изучения миграции научных кадров». Мы тщательно изучаем эту проблему. Причем данные со своими рекомендациями сразу передаем в Совмин.

Нам заказывают самые различные исследования. Они могут касаться конкретного трудового коллектива. Было исследование по изучению проблемы коррупции. Достаточно много маркетинговых исследований. Около десятка мы их провели в этом году. Из-за рубежа нам предлагают в основном тоже маркетинговые исследования. Прежде всего из России. Интересуются, насколько популярен товарный знак в Беларуси, как продается товар.

Заказать можно все. У нас сильный коллектив: семь докторов наук и восемнадцать кандидатов. Причем половина кандидатов наук — это люди в возрасте до 40 лет, которые мыслят по-новому и предлагают новые решения существующих проблем.

Воропаева Кристина , Дзержинск: Задают ли при соцопросах такие вопросы, как: считаете ли вы себя счастливым, довольны ли вы своей жизнью, ради чего вы живете? Интересно, что на них отвечают? Подтверждают ли данные соцопросов, что современное поколение более цинично и на первое место ставит материальные ценности?

Игорь Котляров: Я бы немного по-другому посмотрел на эти вещи. Нельзя говорить, что молодое поколение циничное. Оно совершенно другое, с другими ценностями. Я хотел бы обратить внимание на один интересный вопрос, который касается отношения жителей страны к различным социальным институтам. Отвечая на вопрос «какие социальные институты помогают в трудное время?», люди поставили на первое место семью: 75% жителей страны ответили, что семья помогает справляться с жизненными проблемами. На втором месте у белорусов — деньги, четвертом — вера в Бога, образование — на 12-м, на самом последнем месте — участие в политической жизни. Очень здорово, что сегодня почти 80% населения страны считает, что семья — это основа развития общества. Более 40% белорусов считают, что вера в Бога помогает развиваться, решать проблемы. Однако при уточняющем вопросе истинно верующими оказалось 9,9% опрошенных. 22% опрошенных считают, что образование помогает во всех сферах жизни.

В настоящее время в Беларуси действуют 15 политических партий. Их рейтинг у населения невелик и составляет от 0,1% до 1,5%, то есть сегодня нельзя сказать, какая политическая партия занимает первое место. К сожалению, наши политические партии совершенно не подставляют плечо государству в решении нынешних проблем. Обратите внимание: сейчас есть определенные проблемы в экономике, ни одна политическая партия, к сожалению, не разработала кого-либо конкретного решения выхода из сложной ситуации. Кстати, в институте впервые на постсоветском пространстве введена специальность «Политическая социология». Мы стараемся эти моменты отслеживать и очень детально анализировать, почему это происходит. На эти вопросы социология пытается дать ответы.

Диана Дмитриева , Воложин: Какова достоверность опросов, проводимых институтом? Дают ли они реальную картину происходящего в стране? Или при желании можно «нарисовать» любые цифры? Доверяете ли вы данным соцопросов, проведенных другими организациями?

Игорь Котляров: Возможная доля ошибки у нас — плюс-минус один процент. Причем жизнь показала, что социологии можно доверять. Приведу два примера. В 1991 году я возглавлял первую и единственную структуру, которая занималась политической социологией. По референдуму 1991 года даже десятые доли процентов совпали с цифрами по нашим исследованиям. Также была в свое время такая оппозиционная социологическая структура «Эридан», а я возглавлял институт «Белинформпрогноз». У нас в те времена тоже полностью совпали результаты исследований.

Но, к сожалению, в последнее время достаточно много социологических структур, которые выполняют четкий и конкретный заказ своих работодателей. Они получают какие-то гранты, какие-то деньги, и поэтому результаты не соответствуют действительности. Даже не знаю, как они проводят исследования, потому что наша социологическая сеть никогда не встречалась с ними.

Если честная социология, то она дает ответы, соответствующие действительности. А те, которые отрабатывают деньги, наносят социологии существенный ущерб. И потом у людей возникают вопросы.

Наталья Валерьевна Мартинович , Минск: Каким образом можно повысить эффективность работы политических институтов? Какие конкретные шаги стоит сделать белорусским партиям и объединениям, чтобы люди их заметили?

Игорь Котляров: Сегодня все без исключения политические партии должны иметь политические программы, партийные программы. Все их имеют. Но подавляющее большинство партий за 20 лет, когда они были созданы, ничего не изменили. Сегодня одна из ведущих политических партий в стране разрабатывает свою партийную программу, новую программу. Но если внимательно проанализировать, видно, что многие положения взяты еще из советского периода. Что такое социализм в понимании нынешнем и советском? Это совершенно разные вещи. То есть сегодня вот этой теоретической работы ни в одной политической партии практически нет.

Второй момент, на который я хотел бы обратить внимание, — идеологическая работа. Надо идти к людям, надо с людьми разговаривать, надо привлекать их на свою сторону. Сегодня этого нет. Не нужно брать пример с американских политических партий. Американская политическая партия работает раз в два года — во время выборов в парламент и во время выборов президента. Наши политические партии совсем другие.

Я уже не говорю о партийных лидерах. Партийные лидеры, в принципе, не интересны, не известны. Но меня больше всего поражают, к сожалению, партийные функционеры, имиджмейкеры, люди, которые готовят какие-то заготовки, речи. Смотришь: утром он выступает с одной точкой зрения, вечером — с другой, послезавтра — с третьей. Если человек готов за какую-то сумму изменить свою позицию в течение трех дней, то какой же он тогда партийный функционер, тот, который готовит своему бренду, своему лидеру, вот такие выступления. И партийные лидеры их озвучивают! Средства массовой информации, обратите внимание. Сегодня только у одной политической партии, насколько я знаю, есть газета, у остальных ничего нет. Сегодня вопросов масса. И если люди хотят, чтобы политические партии стали более эффективными инструментами, необходимо взять учебник по тому, как создаются эти политические партии, и внимательно его проштудировать. Не надо изобретать велосипед, все это известно, все это есть. Не надо на дилетантском уровне работать. Уровень, прежде всего, даже не полупрофессионалов, а любителей, которые сейчас занимаются партийной работой, приводит к тому, что действительно политические партии не представляют никакого интереса ни среди избирателей, ни в партийной среде. Сегодня политический спектр нашего политического пространства полностью заполнен, то есть каждый человек может выбрать себе политическую партию. Но когда, особенно молодые ребята, приходят на партийные собрания и смотрят, как и чем занимаются их старшие друзья, коллеги, они туда не идут. Поэтому молодежь практически в политических партиях отсутствует

comments powered by HyperComments
Дата размещения: 29.11.2011.